Как играть на понижение

Как играть на понижение

Обозреватель Rara Avis Жаннат Идрисова о новом фильме режиссера Адама МакКея.

«Игра на понижение» — рассказ о том, как несколько блестящих американских финансистов предугадали глобальный кризис 2008 года и сумели заработать на нем. Возможно, россиян, которые слово «кризис» сегодня не слышат разве что, когда спят, тема несколько оттолкнет — мол, надоело. Но игнорировать эту картину вряд ли правильное решение. Более того — абсолютно неправильное, потому что фильм интересен и поучителен безо всякого занудства. Игра актеров — выше всяких похвал. А драйв, которым охвачены герои, волшебным образом передается зрителю.

По поводу предсказания кризиса: удивительно, но уже после того, как это финансово-экономическое цунами стало стихать, вдруг выяснилось, что его прогнозировали многие эксперты, российские — в том числе. Ну, прямо каждый второй финансист знал, что случится это бедствие и предупреждал всех (наши экономисты-оракулы якобы только что до главной, кремлевской приемной не добрались). А им, увы, никто не верил.

Создатели «Игры на понижение» на роль первой условной бабы Ванги в этом деле назначают эксцентричного финансового гения, управляющего одним из хедж-фондов Майкла Бюрри (Кристиан Бейл). Кстати, с образом известной болгарской предсказательницы финансиста сближают проблемы со зрением: у Бюрри нет одного глаза, вместо него — стеклянный протез. В то время, когда гений не думает о тайнах фондового рынка, он воодушевленно музицирует на ударной установке. А о рынке он, запершись в кабинете, может размышлять по 7–9 часов.

Итак, 2005 год. Расцвет эпохи потребления нулевых годов. Американцы веселятся в ночных клубах, сорят деньгами в ресторанах и барах, гоняют на безумно дорогих автомобилях, отправляются в круизы на собственных яхтах (здесь особую пикантность придают кадры документальной хроники). Большая часть этих благ приобретена в кредит. Люди полностью отдались радостям жизни и забыли об осторожности. Очень показательный эпизод: финансисты приходят в небольшой район с новыми особняками и узнают, что хозяин одного из домов приобрел жилье, оформив ипотеку на. собственного пса.

Однажды Майкл, анализируя тренды банковского сектора США в связке с обстановкой на рынке недвижимости, приходит к выводу: рынок, состояние которого, на первый взгляд, не внушает опасений, в скором времени обрушится. Причиной станет ипотечный кризис, вызванный, в свою очередь, тем, что банки предоставляют гражданам слишком большие кредиты на жилье по очень часто меняющимся (говоря финансовым языком, плавающим) процентным ставкам. Бюрри с лицом, на котором, кажется, каждый мускул кричит «Эврика!», просчитывает: через год-два американцы не смогут выплачивать свои долги. А это значит, что банковские капиталы будут таять буквально на глазах.

Что предпринимает гений? Почти на все средства фонда (а это более миллиарда долларов) он покупает облигации, которые, по условиям сделки, будут оплачены в случае рыночного краха. «Вы ставите на понижение рынка недвижимости?» — изумленно спрашивают его банковские служащие, потирая про себя руки и ликуя: судьба занесла к нам какого-то сумасшедшего! «Совершенно верно», — невозмутимо кивает тот.

Обращу внимание: содержание диалогов, изобилующих финансовыми терминами, будет понятно практически каждому человеку. Дело в том, что (находка авторов) некоторые персонажи периодически отвлекаются от действия и, обращаясь к залу, без снобизма буквально разжевывают значение тех или иных сложных слов, суть процессов. Кроме того, особо запутанные моменты на интересных примерах проясняют знаменитости. Так, эффектная актриса Марго Робби, принимая пенную ванну, структурирует причины кризиса, а популярная певица Селена Гомес в казино, за столом с рулеткой, не без юмора рассказывает о разновидностях ценных бумаг (конечно, если вы совсем не разбирается в экономике, то перед сеансом не поленитесь заглянуть в Википедию — на всякий случай).

Тем временем банковский служащий Джаред Веннетт (Райан Гослинг), глава другого хедж-фонда Марк Баум (Стив Каррелл) с соратниками и еще несколько человек, услышав о высокой вероятности ипотечного кризиса, с энтузиазмом скупают «дефолтные ипотечные свопы». Иными словами, они, как и Бюрри, делают ставку на падение рынка недвижимости. Стоит отметить, что импульс они, пусть и опосредованно, получают от Майкла (до них дошел слух о психе, сомневающемся в незыблемости рынка). Они сопоставляют данные, потом, что называется, включают головы. остальное дело техники.

Ну а после покупки всем остается только ждать, когда наступит день Х, и в этом ожидании — особая интрига. Ведь даже при том, что спустя два года, в 2007-м, все начинает происходить именно так, как прогнозировал Бюрри, выступления банкиров, сотрудников рейтинговых агентств, представителей СМИ долгое время пышут оптимизмом, граничащим с безумием. Все хорошо, звучит с высоких трибун. Как справедливо заметил герой Райана Гослинга, люди, как правило, не хотят видеть чего-то плохого вокруг себя.

Если практически все центральные герои мечутся, терзают себя вопросами «А не совершили ли мы ошибку?», то персонаж Кристиана Бэйла абсолютно уверен в свой правоте и в том, что он сорвет большой куш. Зритель знает, что аналитик прав и сочувствует ему, когда нападки оппонентов Бюрри становятся особенно яростными (партнеры ведь должны поклевать его за потраченный миллиард долларов, который то ли вернется к ним, то ли нет).

И вот, наконец, когда развязка близка, когда финансистам можно пить шампанское и даже купаться в нем, радуясь: «Ай, какие мы молодцы, мы обратили внимание на то, на что другие не смотрели», истина предстает перед ними во всей своей неприглядности. А правда в том, что, как сказал герой в исполнении Брэда Питта, американская экономика получила страшный удар. В том, что сотни предприятий закрылись, а тысячи обездоленных людей потеряли работу, выходит, и средства к существованию. Более того, этот удар отозвался кризисом во многих других странах.

Самое страшное: этот урок быстро забылся. И кто-то сегодня, возможно, в эту самую минуту, в погоне за наживой опять создает платформу для новой мировой экономической катастрофы.

Как украсть триллион

Замечательная полудокументальная трагикомедия о причинах финансового кризиса 2007 года и о людях, которые на этом кризисе нажились

В 2005 году эксцентричный менеджер хедж-фонда Майкл Берри (Кристиан Бейл) присматривается к американскому рынку недвижимости и обнаруживает, что тот находится на грани небывалого краха. Поскольку никто больше этого не замечает, Берри осознает, что это шанс заработать колоссальные деньги. Поэтому он вкладывает почти все средства своего фонда в облигации, которые будут оплачены в случае рыночного краха. Новость об этом финансовом ходе облетает Нью-Йорк, и в то время как большинство участников рынка крутят пальцами у виска, несколько бизнесменов решают провести собственные расследования и выяснить, не стоит ли им тоже сыграть на понижение.

Читать еще:  Как оплатить пакет единый

Кадр из фильма “Игра на понижение”

Глобальный кризис 2007-2008 годов вызвал к жизни целую индустрию объяснений, что тогда произошло в американской и мировой экономике. Поскольку этот кризис был тесно связан с использованием сложнейших финансовых инструментов, его суть нельзя было растолковать парой фраз, и Интернет и СМИ были заполнены материалами, авторы которых старались объяснить на пальцах головоломные аббревиатуры вроде CDO. У кого-то это получалось лучше, и у кого-то – хуже, но к тому времени, когда основная волна кризиса схлынула, все, кто хотел разобраться в случившемся, это сделали. Особенно если они владели английским языком.

Кадр из фильма “Игра на понижение”

На первый взгляд, трагикомическая картина Адама МакКея, обычно снимающего «тупые» комедии с Уиллом Ферреллом, не делает ничего нового. Формально это художественный байопик о Берри и еще нескольких реальных финансистах, вовремя разглядевших надвигающийся кризис. Однако по факту МакКей снял очередную документальную «объяснялку», в которой герои, обращаясь друг к другу или напрямую к зрителям, разжевывают сложные термины и растолковывают, почему тогдашняя бизнес-модель была обречена на фиаско. В некоторых местах картина попросту останавливает повествование и выводит на экран приглашенных знаменитостей вроде певицы Селины Гомес, актрисы Марго Робби или шеф-повара Энтони Бордейна, чтобы те проиллюстрировали наиболее головоломные части экранного финансового урока.

Кадр из фильма “Игра на понижение”

Сюжетная интрига при этом исчерпывается мемом «Конец немного предсказуем». Герои ставят на кризис, затем затаив дыхание ждут, когда их ставки сыграют, – и катастрофа случается как по часам. Что для зрителей не является тайной с самого начала картины. Понятно, непредсказуемостью тут даже не пахнет.

Кадр из фильма “Игра на понижение”

И тем не менее «Игру на понижение» стоит увидеть. Не ради предсказуемых сюжетных поворотов и не ради финансовых разъяснений, которые можно бесплатно найти в Интернете, а ради того мощного заряда эмоций, которые авторы фильма вложили в «Игру». В то время как их предшественники в основном стремились просто разобраться в случившемся и разложить кризис по полочкам, создатели «Игры» кипят негодованием в адрес всех, кто подвел мировую экономику, и не стесняются эту ярость выражать. Фильм буквально пышет праведным гневом, и этот гнев заразителен, потому что он сыгран яркими актерами (Бейл, Стив Карелл, Брэд Питт, Райан Гослинг), энергично подан и доходчиво и убедительно аргументирован.

Кадр из фильма “Игра на понижение”

В самом деле, что еще можно чувствовать, когда, будучи американцем, узнаешь, что страну обманывали не только уважаемые банкиры и торговцы недвижимостью, но и все, кто связан с финансовой индустрией, – от надзорных организаций до влиятельных СМИ? И этот обман был столь наглым и всеобъемлющим, что ближе к концу фильма герои с ужасом осознают, что им удастся нажиться на кризисе не потому, что они сделали верные ставки в финансовом казино, а потому, что «большие шишки» в последний момент тоже поставили против собственных учреждений, и им нужно было признать крах, чтобы зафиксировать свою личную прибыль. Если бы речь шла лишь о выплатах второстепенным финансистам вроде Берри и его единомышленников, то крупные банки в очередной раз переписали бы правила игры и разорили как тех, кто им доверял, так и тех, кто обвинял их в блефе. Как говорится, «черное – я выиграл, красное – ты проиграл», и выигрыш в такой игре воспринимается как пиррова победа. Герои выигрывают миллионы, но проигрывают страну, потому что Америка даже после эпохального кризиса продолжает идти на поводу у тех, кто ее грабит.

При всем при этом «Игра» – кино не гнетущее (учись, «Левиафан»!), потому что ужас происходящего компенсируется его уморительностью. Перефразируя еще одну поговорку, можно сказать: «Кто финансы изучал, тот в цирке не смеется», и авторам картины не пришлось преувеличивать или специально сочинять шутки, чтобы продемонстрировать абсолютную абсурдность происходящего в стране. Когда наивная провинциальная стриптизерша признается, что купила пять домов и квартиру на ипотечные кредиты, потому что их дают безо всяких проверок, буквально первым встречным, трудно удержаться от нервного смеха. А ведь это далеко не самое абсурдное из всего, что обнаруживают персонажи! Карточный домик кажется гранитной крепостью в сравнении с американским рынком недвижимости того времени, а ведь у финансовых инструментов этого рынка были наивысшие рейтинги надежности! Ну как тут не умереть со смеху? И нам над таким кино смеяться проще, чем американцам, потому что для них это смех сквозь слезы.

Финансовый Анализ и Финансовый Менеджмент

Почему возможна игра на понижение

Почему возможна игра на понижение

Это чисто технический вопрос. Порой начинающие трейдеры спрашивают, а как так возможно зарабатывать на понижении валюты относительно другой?

И в самом деле, на первый взгляд тут что-то не то. Допустим у Вас есть сумма $10’000. Если Вы на все или часть этих денег купили евро по низкой цене, а потом евро вырос и Вы его продали по высокой цене, то тут все ясно и понятно. Но допустим, что по Вашим прогнозам евро будет не расти, а, наоборот, падать. Вы прекрасно знаете, что тогда можно продать евро на Форексе, даже если у Вас только баксы ($10’000) и нет ни одного евро. А потом, наоборот, покупаете евро и зарабатываете на разнице цен продажи и покупки.

Как же получается продать евро, которых у вас нет? В некоторых источниках говориться о каких-то виртуальных продажах и прочей чепухе. Объясняю “на пальцах” как это делается.

На сумму $10’000 Вы можете купить, скажем 10 ноутбуков по цене $1000 в компьютерной фирме за наличные деньги и потом продать их за наличные деньги “по факту” скажем по цене $1100, то есть за $11’000. Тут все ясно и понятно. Но есть риск, что Вы быстро не продадите все 10 ноутбуков. Например, если Вы будете их продавать два года, то у Вас будет рост капитала только 5% годовых. Это меньше чем банковский депозит. А продать ноутбуки с большей накруткой, чтобы было хотя бы 10% годовых Вам не позволяет рыночная стоимость ноутбуков. За цену $1200 их никто не возмет, если везде их продают за $1100.

Читать еще:  Как зарегистрироваться в приложении втб

Поэтому для подстраховки можно продавать ноутбуки не “по факту”, а “под заказ”, не имея их в наличие. Вы даете объявление о продаже ноутбуков за $1100, к Вам приходят покупатели и дают Вам эти деньги. Потом Вы бежите в компьютерную фирму и на полученные деньги покупаете эти оплаченные ноутбуки по цене $1000. Разницу Вы ложите себе в карман, а ноутбуки бежите отдавать покупателям.

Но Forex отличается от примера с ноутбуками тем, что когда Вы продаете евро, то их у Вас покупают и не ждут, а тут же получают эти евро. Если вернуться к нашей аналогии с ноутбуками, то это выглядит так, что получив деньги за проданный ноутбук Вы тут же отдаете покупателю его ноутбук, а не бежите в компьютерную фирму покупать этот ноутбук. Получается, что ноутбуки у Вас уже на самом деле есть. Получается, что компьютерная фирма дала Вам эти ноутбуки на реализацию.

Много ли таких компьютерных фирм Вы встречали, которые дают первому встречному ноутбуки на реализацию? Вот и я не встречал. Но тут мы вспоминаем про наши $10’000, которые мы решили приберечь и не покупать на них ноутбуки. Мы берем эти деньги, идем к директору компьютерной фирмы и оставляем ему эти деньгив в залог. А в обмен забираем 10 ноутбуков. Мы договариваемся с ним, что если взятые ноутбуки не будут продаваться, то мы их вернем обратно и получим назад свои деньги.

Спрашивается, а какой же смысл директору компьютерной фирмы идти на такую сделку? Ведь совсем неизвестно, какие мы продавцы ноутбуков, хорошие или плохие. Ему более выгодно сразу продать все эти десять ноутбуков, а не “замораживать” их. Это более надежно.

Так вот директору компьютерной фирмы есть интерес в этом только тогда, когда он не ложит эти $10’000 себе в сейф, а пускает эти деньги в оборот, например, тут же покупает еще 10 ноутбуков у своего поставщика и уверен, что он их сможет быстро продавть, так что, если Вы придете к нему с частью нераспроданных ноутбуков, то он сможет быстро собрать необходимую залоговую сумму и отдать ее Вам.

В реальности большинство директоров компьютерных фирм не пойдут на такую сделку. Одни не на столько хорошо раскручены, чтобы быстро собрать по Вашему требованию залоговую сумму пущенную в оборот. Другие не захотят оформлять много официальных документов.

А вот хозяева биржи совсем другое дело. У них находится Ваш депозит $10’000. И они с удовольствием предоставят Вам за этот залог евро. Тут не надо оформлять никаких официальных бумажек. А самое главное Ваш депозит $10’000 будет в это время успешно крутиться на этой же бирже. Ведь кому-то прямо сейчас надо продать доллары по отношению к какой-то другой валюте, а этих долларов у него как раз и нет. Вот ему-то и дадут Ваши доллары. (Возможно, что у него депозит в евро и тогда возможно именно Вам дадут попользоваться его еврами.)

Заметьте, что на рынке Forex такая игра на понижающимся евро для Вас идет бесплатно. Но это не на всех биржах так. Например, на Фондовой бирже если Вы хотите продать падающие акции, которых у Вас нет, то Вы будете платить некоторый процент по ставке внутреннего кредитования фондовой биржи. (Эта ставка может сильно отличаться от ставки рефинансирования Центробанка.)

Если вернуться к нашей аналогии с ноутбуками, то это выглядит так. Директор компьютерной фирмы дает Вам ноутбуки, берет у Вас залоговый депозит, но чтобы подстраховаться, говорит Вам, что пока Вы не расплатились за ноутбуки, Вы ему должны будете еще и небольшой процент, скажем, из расчета 2%-3% годовых от стоимости тех ноутбуков, которые находятся у Вас за все те дни, которые они находились у Вас нераспроданными.

В этом одна из причин того, что на фондовых биржах легче играть на повышение, а не на понижение. Люди стараются не брать кредиты или считают, что на “бычьей” игре заработают больше, чем на “медвежьей”. А биржевые “медведи” всегда считаются более опытными игроками, чем биржевые “быки”.

«Игра на понижение»: 7 бизнес-уроков из популярного фильма

Как анализировать ситуацию

Уже неделю в российском прокате идёт «Игра на понижение» — фильм о причинах мирового финансового кризиса 2008 года и о людях, которые сумели предсказать катастрофу и заработать на ней. Сюжет основан на бестселлере Майкла Льюиса «Большая игра на понижение». Герои — реальные инвесторы и банкиры с Уолл-стрит — действуют неординарно и получают шанс заработать на приближающемся кризисе. «Секрет» выбрал, чему у них стоит поучиться предпринимателям.

Изучайте детали, которые остальные считают неважными

Основатель хедж-фонда Scion Capital Майкл Бэрри предсказал мировой финансовый кризис, когда заперся в кабинете и изучил тысячи страниц документов, в которые до него никому не приходило в голову заглянуть. В начале фильма он заявляет новому сотруднику, что хочет получить информацию обо всех кредитах, которыми обеспечены низкокачественные ипотечные облигации, и тот удивляется заданию — их же миллионы, и никто никогда ими не интересовался. «Вот именно», — отвечает Бэрри и проводит следующие несколько дней, просматривая данные по каждому кредиту.

Кроме него такое внимание договорам по кредитам уделяли только юристы, которые их составляли. И поэтому Бэрри одним из первых увидел приближение мирового финансового кризиса — он выяснил, что число «токсичных» кредитов растёт. Кредиторы выдавали займы людям, которые были не в состоянии вернуть деньги, причём позволяли им платить только проценты. Обвал рынка недвижимости был неминуем.

Хотите оценить рынок, свои перспективы или конкурентов? Не ленитесь и проштудируйте всю доступную информацию, даже если её очень много. И обязательно читайте мелкий шрифт.

Презентуйте сложные вещи эффектно и метафорически

Переполненный бар, пьяные банкиры — в такой обстановке главный трейдер Deutsche Bank Джаред Веннетт (в книге и в жизни — Грег Липманн) слышит о безумце, который ходит по банкам и скупает дефолтные свопы (финансовые инструменты, страхующие от невыплаты по долгам) на низкокачественные ипотечные облигации. Липманн вслед за Майклом Бэрри решает сделать ставку на обвал рынка недвижимости, но для этого ему нужны партнёры из хедж-фонда. Он приходит к основателю Frontpoint Partners Марку Бауму (в книге и в жизни — Стив Айсман). Как убедить инвестора играть против рынка, который называют самым стабильным?

Читать еще:  Контрольная сумма что это

Веннетт достаёт игру «Дженга» — деревянные бруски, их надо выстроить в башню, а затем вынимать по одному. Цифры и факты, которыми сыплет Веннетт, сопровождаются вытаскиванием брусков из башни, символизирующей постройку из ипотечных облигаций класса BBB (кредитный рейтинг со средним уровнем надёжности, в облигации низшего класса инвестировать не рекомендуется). Конец презентации — и «Дженга» рушится. Аллегория яснее некуда — облигации превратятся в проблемные, как только 16% заёмщиков из ипотечного пула не выплатят долги. Вряд ли Веннетту удалось бы достичь такой степени драматизма, просто рисуя схемы на доске.

Режиссёр фильма «Игра на понижение» Адам МакКей берёт пример со своего героя. Суть проблем с CDO (обеспеченные долговые облигации) он показывает на игре в казино, в которой участвуют актриса Селена Гомес и экономист Ричард Талер. Гомес делает ставку, а люди, столпившиеся около стола, начинают ставить на её выигрыш или проигрыш. Другие зрители спорят уже о ставках этих людей, а на их спор ставят остальные. В итоге изначальная ставка в миллион долларов может превратиться в ничем не обеспеченные миллиарды. Вряд ли вы сможете привлечь Селену Гомес для своих презентаций партнёрам или инвесторам, но если будете действовать по аналогии, то выделитесь среди конкурентов.

Проверяйте гипотезы на практике

Эффектное выступление Веннетта сподвигло Марка Баума проверить его теорию. Он не стал обращаться к экспертам и крупным игрокам рынка, а отправился к тем, на ком этот рынок держится. Проехавшись с риелтором по одному из престижных районов, Баум слышит, что почти все дома здесь взяты в ипотеку и владельцы скоро будут перепродавать их, так как не могут выполнить долговые обязательства. Поговорив с теми, кто выдаёт займы, Баум узнаёт, что они не сильно заботятся о платёжеспособности клиентов и выдают кредиты пачками, чтобы потом перепродать их банкам. Наконец, навестив стрип-бар и уединившись с проституткой, Баум понимает, что рынок недвижимости обречён.

«У меня пять домов», — заявляет Баум девушка, исполняя эротический танец. Она не в курсе, что её льготная ставка скоро исчезнет и за все дома придётся платить. Впрочем, заплатить она не сможет. Никто из экспертов, называющих ипотечный рынок стабильным, не оказывался в этой кабинке и не говорил с реальным заёмщиками, кредиты которых входят в облигации со средним уровнем надёжности. Спуститься на землю и пообщаться с обычными потребителями может быть очень полезно. Особенно если до вас это никому не приходило в голову.

Чётко понимайте выгоду своих партнёров

«Как ты *** (проведёшь) нас?» — звонит один из сотрудников Баума Джареду Веннетту перед тем, как заключить с ним сделку. Тот отходит от тренажёра, смеётся и рассказывает, как заработает кучу денег и его партнёры в любом случае останутся в выигрыше. Как бы он ни повёл себя, у них всё равно останутся дефолтные свопы, а облигации рано или поздно окажутся мусором. Только после этого разговора Frontpoint Partners вступает в игру.

Этот эпизод занимает несколько минут, но урок очень важен — никогда не оценивайте сделки только по своей выгоде. Важно понимать, что получит ваш партнёр и как он может вас подставить, чтобы получить больше вас. Да, в бизнесе всё построено на взаимовыгодном сотрудничестве, но это не тот случай, когда стоит бросаться открывать подарок, только увидев его под ёлкой. Чем привлекательнее сделка — тем строже её нужно проверять.

Фотография: Jaap Buitendijk/Paramount Pictures

Не верьте в объективность

На каждом рынке есть независимые эксперты… на самом деле нет. Все всегда играют в своих интересах — в этом команда Марка Баума убеждается, когда приходит в рейтинговое агентство Standard & Poor’s. Кризис, которого ждали все поставившие на понижение, уже близко. Становится известно о невыплаченных кредитах, но рейтинги облигаций по-прежнему остаются высокими. Баум недоумевает — как так, ведь всё рушится, нужно присваивать этим бумагам высокую степень риска и прекращать ими оперировать. Топ-менеджер рейтингового агентства, женщина в перфорационных очках, в ответ на его претензии тихим голосом говорит, что если Standard & Poor’s оценит облигации ниже, то банки просто отнесут свои деньги через дорогу — в агентство Moody’s. И добавляет: «Только я вам этого не говорила». Помните, что любой бизнес — это прежде всего получение прибыли. Поэтому все данные от экспертов и игроков рынка стоит проверять самим (а это возвращает вас к первому уроку).

Не переоценивайте конкурентов

«Какие же они тупые», — повторяют герои фильма, оказавшись в Лас-Вегасе на ежегодной конференции по низкокачественным бумагам. Они поехали туда, чтобы пообщаться с участниками рынка ипотечных облигаций, но в разговорах обнаружили, что никто не подозревает о грядущем кризисе. Команда Марка Баума, а также молодые инвесторы Чарли Ледли и Джейми Май хотели понять, против кого они будут играть и как противники смогут их наколоть, но поняли, что соперники даже не думают о соревновании. Так что не тратьте слишком много времени на противодействие конкурентам — вполне возможно, они не стоят того.

Абсолютной уверенности не бывает

Когда Майкл Бэрри предлагал первым банкам выпустить дефолтные свопы на низкокачественные ипотечные облигации, их представители повторяли: «Вы уверены? Вы же понимаете, что этот рынок наиболее стабильный? Вы же знаете, что он никогда не падал?» За спиной Бэрри они разражались смехом, потому что были уверены: только что заключили самую выгодную сделку — Бэрри до конца жизни будет платить им по бумагам, ведь рынок недвижимости не обвалится. Но в 2008 году финансовая катастрофа надвинулась на эти банки. Бэрри заработал $100 млн для себя, $725 млн для своих инвесторов и закрыл свой фонд (как говорится в книге, он потерял интерес к финансовым рынкам и купил гитару).

Даже те, кто поставил на кризис, не могли быть абсолютно уверены в правильности своего предсказания. «Игра на понижение» кадр за кадром подчёркивает — никто не знал, когда произойдёт катастрофа. И поэтому в рискованные инвестиции надо вкладывать только те деньги, которые не понадобятся вам в ближайшее время. Даже если вы абсолютно уверены в выигрыше.

Фотография на обложке: Jaap Buitendijk / Paramount Pictures

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector