Когда закончится резервный фонд

Резервный фонд прекратил свое существование

Остававшиеся в нем средства в декабре пошли на покрытие дефицита бюджета

Москва. 1 февраля. INTERFAX.RU – 1 февраля Резервный фонд РФ прекратил свое существование через десять лет после создания. В начале 2018 года он слился с Фондом национального благосостояния, и Россия опять вернулась к единому суверенному хранилищу.

ФНБ и Резервный фонд

История российских суверенных фондов началась в феврале 2004 года с создания стабилизационного фонда (первоначально в него зачислили 106,3 млрд рублей), призванного защитить бюджет от ухудшения внешнеэкономической конъюнктуры. В него перечислялись дополнительные доходы от цен на нефть свыше $20 за баррель, с 2006 года цена отсечения была повышена до $27 за баррель. Средства фонда могли расходоваться, в частности, на покрытие дефицита бюджета при падении цен на нефть ниже $27 и на другие цели, если объем фонда превышал 500 млрд рублей (например, на досрочное погашение государственного внешнего долга РФ и на покрытие дефицита Пенсионного фонда РФ).

Впоследствии решено было разделить стабфонд на Резервный фонд и Фонд национального благосостояния (ФНБ), определив для них разные цели. Резервный фонд должен был защищать бюджет от нефтяных колебаний, его средства могли направляться на финансирование дефицита. ФНБ же должен был обеспечивать софинансирование добровольных пенсионных накоплений граждан и сбалансированность бюджета Пенсионного фонда. И с февраля 2008 года в РФ стало действовать два фонда. У них были несколько отличающиеся стратегии управления (хотя обе они были достаточно консервативны).

Одновременно с этим было решено направлять в фонды не нефтяные доходы, а в целом нефтегазовые. Так, Резервный фонд стал формироваться за счет поступлений от НДПИ на нефть, газ, а также экспортных пошлин на нефть, газ и нефтепродукты. При необходимости он мог использоваться на финансирование расходов бюджета и досрочное погашение внешнего долга. По достижении Резервным фондом нормативной величины в 10% ВВП (позже была снижена до 7%) нефтегазовые допдоходы направлялись в ФНБ. Инвестирование средств фондов должно было стать менее консервативным, чем стабфонда.

Позже, в 2013 году, Минфин попытался создать при правительстве РФ специализированное агентство по управлению средствами фондов, а также государственным долгом. Аргументировал он это необходимостью поднять доходность вложений фондов и увеличить долю средств, размещаемых в РФ, в том числе в инфраструктурные ценные бумаги. Однако дальше Госдумы законопроект не прошел.

В феврале 2008 года объем Резервного фонда составил 3,070 трлн рублей, в течение года он постепенно рос и в феврале 2009 года достиг 4,864 трлн рублей, после чего его объем стал сокращаться. В январе 2011 года объем фонда впервые упал ниже 1 трлн рублей – до 775 млрд рублей и до августа продолжал снижение (734 млрд рублей). Затем до февраля 2015 года он вновь рос и достиг своей высшей точки за всю историю существования – 5,865 трлн рублей. В 2017 году его объем колебался от 900 млрд рублей до 1 трлн рублей, в начале декабря он составил 994,6 млрд рублей, а по итогам года был обнулен.

Назад к единому хранилищу

Идея объединить фонды возникла нежданно-негаданно в прошлом году. Одним из первых об этом заявил человек, который немало поспособствовал созданию стабилизационного фонда, экс-министр финансов РФ Алексей Кудрин. По его мнению, разница в управлении Резервным фондом и Фондом национального благосостояния стала условна, проблемы с пенсионной системой, для решения которых создавался ФНБ, наступили, поэтому существование двух фондов отдельно уже нецелесообразно. Кстати, действительно, впервые за все время существования ФНБ его средства были направлены на покрытие дефицита бюджета ПФР в сентябре 2017 года (164,18 млрд рублей, до конца года примерно такие суммы шли на дефицит ПФР ежемесячно).

Однако Минфин не сразу воспринял эту идею. Замминистра финансов РФ Сергей Сторчак, в частности, говорил, что технически это довольно сложно сделать.

В середине года Минфин придумал механизм, по которому средства ФНБ могли бы направляться в Резервный фонд и идти на финансирование дефицита бюджета. Одновременно с этим министр финансов РФ Антон Силуанов говорил и о решении объединить фонды. Однако на тот момент правительство не могло определиться, сливать ли фонды, оставляя один, либо ограничиться возможностью направлять средства ФНБ в Резервный фонд.

Но при рассмотрении поправок о пополнении Резервного фонда средствами ФНБ в Госдуме глава бюджетного комитета Андрей Макаров заявил, что правительству все же нужно определиться, по какому пути они пойдут. В результате поправки были изменены и одновременно с новым бюджетным правилом в Бюджетном кодексе появились положения об объединении фондов.

Целевая составляющая объединенного фонда – такая же, как у двух предшественников: сбалансированность страховой пенсионной системы, финансирование дефицита бюджета РФ и софинансирование добровольных пенсионных накоплений.

Объединенный фонд, как и раньше, будет формироваться за счет дополнительных нефтегазовых доходов (свыше $40 за баррель). Использование ФНБ на финансирование дефицита бюджетов РФ и ПФР предлагается осуществлять в зависимости от остатка средств фонда на конец очередного финансового года. Если общий объем средств в объединенном фонде превышает 5% ВВП, использование предлагается ограничить объемом недополученных нефтегазовых доходов в соответствующем году. В том случае, если остаток фонда меньше 5% ВВП, то использование средств фонда предлагается ограничить 1% ВВП для того, чтобы сохранить минимальный допустимый объем средств в фонде.

До достижения объема фонда отметки в 7% ВВП его нельзя инвестировать в иные финансовые активы, за исключением начатых до 1 января 2018 года самоокупаемых инфраструктурных проектов.

Оптимистичные прогнозы

Минфин полон оптимизма в отношении будущего ФНБ. По словам Силуанова, при сохранении нынешней внешней конъюнктуры фонд может быть пополнен в 2018 году примерно на 3% ВВП. На начало 2018 года он составил 3,753 трлн рублей, что эквивалентно $65,15 млрд. Нормативной величины в 7% ВВП (без учета средств уже инвестированных в проекты) фонд достигнет в лучшем случае, в 2019 году. После чего его средства вновь могут начать инвестировать в инфраструктурные проекты.

Читать еще:  Когда закроют плюс банк

Россия «проедает» фонды. Что будет, когда кончатся запасы?

Лента новостей

Все новости »

Фонды продолжают таять: Резервный, по данным Минфина, в августе сократился почти на полтриллиона рублей, а Фонд национального благосостояния — на 123 млрд

Фото: Григорий Собченко/BFM.ru –>

Необычное поведение рубля получило объяснение. Опрошенные эксперты рассказали Business FM, почему рубль не падал вслед за нефтью. Причиной могла быть активная трата российских резервов. Резервный фонд в августе сократился на 18% — без малого на полтриллиона рублей. Сейчас он немного превышает 2 трлн. Фонд национального благосостояния сократился не столь значительно — на 123 млрд. Этим и можно объяснить то, что рубль последнее время оставался крепким, в то время как падала нефть.

Сергей Хестанов советник по макроэкономике генерального директора брокерского дома «Открытие-брокер» «На протяжении последних двух кварталов очень широко обсуждался тезис о том, что рубль отвязался от цен на нефть. Это подавалось как очередной успех, как свидетельство своего рода диверсификации российской экономики. Но после того как Минфин опубликовал данные об объеме Резервного фонда, стало понятно, что является причиной стабилизации рубля. Минфин сознательно тратил Резервный фонд с целью поддержать, с одной стороны, стабильность рубля, с другой стороны, достаточно низкую инфляцию. Своих целей Минфин добился, но понятно, что стабилизация такой ценой априори не может продолжаться долго. Потому что, если за месяц тратится 20% Резервного фонда, попытка продолжать такую политику хоть сколько-нибудь долго приведет к тому, что Резервный фонд слишком быстро исчерпается. Скорее всего, причина такого поведения Минфина кроется в электоральном цикле. Ни для кого не секрет, что перед выборами монетарные власти сознательно стремятся стабилизировать национальную валюту и по возможности снизить инфляцию. Такое поведение характерно не только для российских, но и для зарубежных монетарных властей. Скорее всего, как только выборы пройдут и необходимость поддерживать рубль исчезнет, нас ждет повышенная волатильность рубля и вновь ускорение инфляции».

В прошлом месяце Минфин возобновил продажи валюты из Резервного фонда для финансирования дефицита бюджета. В нынешнем году министерство делает это уже в третий раз. Что надо делать, чтобы не проедать резервы?

Дмитрий Полевой главный экономист ING по России и СНГ «В этой ситуации всего две опции. Первая опция — это существенно больше занимать и на внешнем, и на внутреннем рынках. Сценарий допустимый, но сопряженный с целым рядом рисков, учитывая отсутствие долгосрочных источников для финансирования в контексте той заморозки пенсионных накоплений, в отсутствие завершенности пенсионной реформы и так далее. Второй момент: есть санкции, ограничения с точки зрения масштабов, возможности привлечения средств через внешний рынок. Второй выход — сокращение дефицита бюджета, и здесь ничего не изобретено иного, как либо сокращать расходы, либо увеличивать доходы. Насколько мы понимаем, сокращать расходы в номинальном выражении уже достаточно сложно, поэтому принято решение о фиксации объема расходов федерального бюджета на уровне 2016 года, и в этой связи последние недавние новости о предложениях Минфина по повышению налогов обретают вполне четкие очертания. Это может быть вполне реалистичным сценарием на горизонте после 2018 года».

По данным Минэкономразвития, в первом полугодии российский экспорт в долларовом выражении сократился на 27% по сравнению с тем же периодом 2015 года. Положительное сальдо торгового баланса в январе-июле сократилось почти вполовину до 52 млрд долларов. Мог ли обвал российского экспорта пробить дыру в бюджете?

Андрей Чернявский ведущий научный сотрудник института «Центр развития» Высшей школы экономики «Обвал российского экспорта, который является преимущественно сырьевым, связан с падением цен на энергоносители. Это падение цен одновременно снижает и экспорт, и доходы федерального бюджета. Раньше нефтегазовые доходы составляли примерно половину доходов федерального бюджета, сейчас эта доля сократилась примерно до трети. Если говорить о физических объемах экспорта, то сокращения экспорта нефти не было, нашего основного экспортного товара, в этом году в сравнении с прошлым. Второй мощный фактор: если мы говорим о сокращении Резервного фонда в валюте, нужно учитывать и укрепление рубля с начала года. Из-за курсовой переоценки мы потеряли порядка 350 млрд. Если все резюмировать, то можно сказать, что ситуация является достаточно сложной, и сложность заключается в том, что мы должны за несколько лет решить проблему консолидации бюджетных доходов, потому что жить с таким большим бюджетным дефицитом мы не можем, мы долго не протянем, наши суверенные фонды закончатся».

Всего в текущем году Минфин планировал потратить из Резервного фонда 2 трлн 100 млрд рублей, оставив на следующий год 1,5 трлн. Как заявлял ранее министр финансов Антон Силуанов, удержать траты Резервного фонда на запланированном уровне будет сложно, так как сумма формировалась из расчета цены на нефть в размере 50 долларов за баррель.

У России закончился резервный фонд

В этом году Резервный фонд закончится, признал министр финансов РФ Антон Силуанов. Впрочем, это было предусмотрено законом о бюджете, напомнил он. Одновременно будет потрачено 662 млрд рублей из Фонда национального благосостояния. На 1 января 2018 года в нем останется 3,7 трлн рублей, или чуть больше 4% ВВП, спрогнозировал глава Минфина.

По словам министра, по состоянию на 1 декабря расходы исполнены на уровне 82% к уточненной росписи. Это выше уровня прошлых лет. Например, в 2016 году данный показатель составлял 79%. При этом в декабре еще предстоит потратить 3,1 трлн рублей, или 18% от плановых назначений.

Читать еще:  Биржа нефтепродуктов онлайн

«Наибольший объем расходов — это расходы по заключенным контрактным обязательствам, это расходы по оплате труда и социальному обеспечению, межбюджетные трансферты, расходы по обслуживанию долга», — уточнил Силуанов.

Чуда не произошло

Заявление Силуанова никак нельзя назвать неожиданным. О том, что при исполнении бюджета 2017 года деньги Резервного фонда будут потрачены полностью, и придется запустить руку в ФНБ, министр предупредил в мае. Независимые эксперты прогнозировали такой исход еще раньше. Это было понятно, как минимум, уже в начале текущего года, когда планировались его расходы, отмечает вице-президент «Золотого монетного дома» Алексей Вязовский.

«Государство забирает деньги для разных проектов, в том числе, затыкаются какие-то дыры в бюджете. Но главная дыра — пенсионная система. И что с ней делать, никто не знает. У нас население-то стареет, а дефицит ПФР все растет и растет», — говорит он.

В будущем году государственная «кубышка» у России останется только одна: в июле 2017 года был принят законопроект об объединении Резервного фонда и ФНБ. Их слияние должно завершиться не позднее 1 февраля 2018 года. Это облегчит Минфину доступ к суверенным резервам и управление ими.

Недолго музыка играла

Срок жизни Резервного фонда оказался недолгим — он не дотянул даже до десятилетнего юбилея. Изначально созданный для консолидации излишков нефтегазовых доходов Стабилизационный фонд разделили на две части в 2008 году. Резервный фонд был призван покрывать дефицита бюджета при резком снижении доходов, Фонд национального благосостояния — повышать устойчивость пенсионной системы.

По сути, для российской экономики особой разницы в количестве фондов нет — от перекладывания средств туда-сюда их размер не изменится. Правда, некоторое разделение резервов позволяет лучше понимать, что происходит с деньгами, считает руководитель экономико-правовой школы консалтинговой компании ФБК Сергей Пятенко. Когда для каждого фонда есть своя процедура расходования средств, обществу легче контролировать этот процесс, поясняет он.

Резервным фондом правительство может распоряжаться почти свободно по своему усмотрению; доступ к ФНБ сложнее. Но это не помешало использовать его для финансирования долгосрочных инфраструктурных проектов и борьбы с кризисом.

Скорее всего, слияние было задумано для того, чтобы снизить внимание к обнулению правительственного фонда и показать, что финансовая подушка безопасности у государства все-таки еще есть. Но, как не крути, она все равно тает буквально на глазах.

«Суть в том, что суверенный фонд скоро исчезнет, и мы не успели, как другие страны, типа Норвегии, накопить его до того уровня, чтобы и вопросы с дефицитом Пенсионного фонда решить, и другие задачи», — сетует завкафедрой экономики и финансов факультета экономических и социальных наук РАНХиГС Алла Дворецкая.

Скромный выбор

В следующем году правительство продолжит изымать деньги из уже объединенного фонда, поддерживает коллегу Вязовский, напоминая, что очень многое будет зависеть от цен на нефть. Если они будут высокими и растущими, резервы будут тратиться медленнее. Если котировки черного золота упадут, или против России будут введены новые санкции и начнется резкий отток капитала, иностранцы побегут из ОФЗ, которые им запретят покупать, расходы возрастут. В целом это упадническая стратегия, считает аналитик.

«Пока мы не видим, за счет чего наши резервы будут расти. Экономика у нас в этом году как бы росла, но не теми темпами, которые ожидались — меньше 2%, тогда как мир растет в среднем на 3%. И что будет делать правительство, когда деньги совсем закончатся, все будет потрачено? — риторически вопрошает он. — Дефицит бюджета остается, дефицит пенсионной системы продолжает расти, лоббисты различных структур, в первую очередь, РЖД претендуют на эти резервные деньги под различные свои проекты, связанные с всякими инфраструктурными вещами — крупные высокоскоростные железные дороги, мосты Либо нужно перекрывать кран всему вот этому, давать по рукам лоббистам и говорить: все, денег нет, хорошего вам настроения. Либо включать печатный станок».

Но печатный станок в России, на самом деле, и так уже включен. За счет денежной эмиссии ЦБ обеспечивает выплаты пенсий. Поэтому тут возможности для маневра невелики. Если запустить его на полную мощность, начнет расти инфляция. А в ситуации либерального валютного законодательства эта эмиссия превращается в доллары и выводится за рубеж.

Жить по средствам

У российского правительства нет механизмов, позволяющих направить эти деньги в какие-то инфраструктурные проекты так, чтобы они работали. Пока что эффективность подобных мероприятий крайне низкая.

«Если мы посмотрим вложения в какой-нибудь „Роснано“ , это же просто „черные дыры“: деньги закачали, прибыли нет, куча убыточных проектов» — рассуждает Вязовский. Он признается, что никогда не был сторонником «кудриномики» — сидеть на деньгах. Всегда думал, что надо давать промышленности свободную ликвидность. Но сейчас, чем больше ставит себя на место министра финансов, тем больше понимает логику Кудрина.

«Когда смотришь на все уже выданное, из того же, кстати Резервного фонда — оно же не возвращается ничего, — горячится эксперт. — Приходится постоянно докапитализировать и ВЭБ, и Россельхозбанк. Нет у нас ни одного проекта, который не требовал бы докапитализации. Сколько в РЖД вкладывается, все время проводится какие-то допэмиссии правительства в пользу всего этого. Вот единственный вариант — никому ничего не давать, сидеть на деньгах».

Если же государство и дальше продолжит кормить «черные дыры» накопленными средствами и одновременно будет пытаться удержать инфляцию в заданных ЦБ рамках, резервов, как бы они к тому моменту не назывались, хватит еще максимум на год-два, предупреждает аналитик. Потом, скорее всего, придется проводить секвестр бюджета, как это уже делалось в острой фазе текущего кризиса.

Читать еще:  Кто мне может помочь деньгами

«Жить по средствам, к сожалению, все равно придется рано или поздно, — напоминает Вязовский. — А то, что мы по итогам этого года показываем рост ВВП на 1,7%, так у нас в прошлом — позапрошлом году сильное падение было. Чуть-чуть оживились цены на нефть, вот уже мы от низкой базы оттолкнулись. Но это не значит, что у нас все хорошо».

Деньги в резервном фонде закончились и с 1 февраля прекратит свое существование

Резервный фонд России полностью исчерпан и 1 февраля 2018 года прекратит своё существование. Такая информация содержится в заявлении Минфина. Последние средства национальной копилки, куда стекались нефтяные сверхдоходы, были направлены на покрытие дефицита федерального бюджета в 2017 году. Что будет по окончании десятилетней истории «кубышки» и какова дальнейшая судьба суверенных фондов РФ.

Министерство финансов России в декабре 2017 года полностью израсходовало средства из Резервного фонда. Согласно информации, размещённой на сайте Минфина 10 января, остатки фонда в объёме $7,62 млрд, €6,71 млрд и ₤1,10 млрд были реализованы за 1 трлн 420 млн рублей и зачислены на единый счёт федерального бюджета.

Таким образом, совокупный объём Резервного фонда на 1 января 2018 года обнулился, а с 1 февраля 2018 года «государственная копилка» прекратит своё существование.

История суверенных фондов России, которые стали настоящей подушкой безопасности для экономики в 2008—2009 и частично в 2014—2015 годах, началась десять лет назад. 1 февраля 2008 года единый Стабилизационный фонд разделился на Резервный фонд и Фонд национального благосостояния (ФНБ). Одним из сторонников реформирования российской «кубышки» был нынешний председатель совета Центра стратегических разработок (ЦСР) и экс-глава Минфина Алексей Кудрин.

Задача Резервного фонда заключалась в финансировании дефицита федерального бюджета, тогда как ФНБ должен был страховать пенсионную систему и использоваться для инвестирования в долгосрочные инфраструктурные проекты. Тем не менее в 2008—2009 годах средства ФНБ направлялись для стабилизации финансовой системы.

Наполнение Резервного фонда и ФНБ регулирует Бюджетный кодекс. Так, средства, которые поступают сверх заложенной в бюджете цены на нефть, направлялись в Резервный фонд. ФНБ наполняется лишь после того, как доходы Резервного фонда достигают нормативного уровня — 7% ВВП.

Фактический конец Резервного фонда не приведёт к значительным изменениям с точки зрения функционирования суверенных фондов страны, считает главный экономист Евразийского банка развития (ЕАБР) Ярослав Лисоволик.

«Всё остаётся прежним. Ресурсы, которые накоплены для решения макроэкономических задач, сохраняются. С точки зрения администрации и управления этими ресурсами, будет более унифицированный подход. То есть продолжит функционировать ключевой принцип: дополнительные доходы, которые Россия получает от высоких цен на нефть, уходят в наш суверенный фонд. Это оставляет возможность решения проблемы снижения зависимости от динамики цен на нефть и создает буфер стабильности. Все фискальные правила, весь порядок управления остаётся неизменным», пояснил в разговоре Лисоволик.

«Два в одном»

В информации Минфина от 10 января говорится, что по состоянию на 1 января 2018 года объём Фонда национального благосостояния составляет 3 трлн 753 млрд рублей, или $65,15 млрд.

При этом планируется, что 2018 год станет последним, когда дефицит бюджета будет финансироваться за счёт средств ФНБ. Далее фонд будет тратить средства на свою изначальную функцию: финансирование пенсионной системы.

Ранее в 2017 году министр финансов Антон Силуанов не исключил вероятности слияния Резервного фонда и ФНБ. Тогда глава Минфина подчеркнул, что должны быть выполнены все решения, связанные с инвестированием в инфраструктурные проекты через ФНБ.

«Но другая, оставшаяся часть ФНБ — это тот же самый источник для финансирования расходов федерального бюджета, такие же средства, как и Резервный фонд. Не исключаю, что мы можем рассмотреть вопрос о консолидации ресурсов этих резервных фондов, для того чтобы создать единый объём финансирования ресурсов источников дефицита бюджета», — заявления Антона Силуанова.

Министр подчеркнул, что консолидация суверенных фондов потребует изменений в действующем законодательстве, поскольку этот процесс связан с «формальностями с софинансированием пенсионных накоплений и баланса Пенсионного фонда».

Минфин оценивает дефицит федерального бюджета в 2017 году на уровне 1,6% ВВП, в 2018-м — 1,3% ВВП. Примечательно, что на протяжении всего прошлого года министерство несколько раз корректировало свой прогноз по уровню превышения расходов над доходами госказны на ближайшую трёхлетку.

Эксперты считают, что одним из факторов, позволяющих бюджету выйти из дефицита, могут стать цены на нефть, которые уже сейчас находятся выше заложенного властями уровня. К примеру, 10 января баррель нефти эталонной марки Brent торговался на уровне свыше $69. Однако власти ещё в прошлом году одобрили бюджет на предстоящие три года на основе консервативного прогноза, в котором цена на нефть российской марки Urals ожидается на уровне $40 за баррель.

В то же время в Минэкономразвития не исключают, что могут повысить прогноз по цене на нефть Urals в 2018 году до более $50 за баррель после успешной сделки ОПЕК+. Впрочем, пока действующий прогноз на 2018 год составляет $43,80 за баррель.

Дополнительные нефтегазовые доходы сверх базовой цены власти рассчитывают направить на покупку валюты и пополнение резервов.

Ранее в разговоре главный экономист Альфа-Банка Наталия Орлова отметила, что слияние Резервного фонда и Фонда национального благосостояния позволило бы упростить процедуру законодательных изменений для использования самого ФНБ. Эксперт напомнила, что изначально планировалось направлять средства ФНБ не на финансирование дефицита бюджета, а на структурные реформы.

«Пока нет такого сценария. Сейчас задача, которая стоит перед Минфином, перед бюджетом, — это всё-таки начать использовать средства ФНБ в случае волатильности цены на нефть или других негативных событий для бюджета», — заключила экономист.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector