Когда пройдет кризис

Когда произойдет следующий финансовый кризис?

Обжегшись на молоке, финансисты, собравшиеся на саммите Всемирного экономического форума в Давосе, дуют на воду. Руководители ведущих банков и инвестфондов обеспокоены не столько стремительным взлетом фондовых рынков, сколько самоуспокоенностью инвесторов. Кроме того, они боятся быстрого подъема процентных ставок центробанками, которое застанет многих участников экономики врасплох. «Обычно, когда люди довольны и уверены, случается что-то плохое», – переживает Дэвид Рубенштейн, сооснователь фонда прямых инвестиций Carlyle Group.

«У меня немного такое ощущение, будто мы в 2006 г., когда мы все рассуждали, удалось ли нам решить загадку экономических кризисов, – сказал Джес Стэйли, генеральный директор банка Barclays, на сессии «Следующий финансовый кризис?». – В экономике ситуация сейчас представляется весьма хорошей. Но денежная политика такова, будто мы все еще в депрессии».

Если центробанки начнут активно повышать ставки в ближайший год, «многие из тех, кто набрал кредитов, не смогут их погасить», предупредила Анна Ричардс, гендиректор M&G Investments: «Рынки не закладывают в цены такую возможность». У правительств слишком большие долги, к тому же возможны неожиданные геополитические шоки, добавил Рубенштейн. Вероятное ускорение инфляции и более быстрый рост ставок могут создать проблемы для стран с низкими темпами роста и большими долгами, таких как Италия и Япония, предупредил профессор экономики Гарвардского университета Кеннет Рогофф.

Синхронный рост мировой экономики начался в прошлом году. По данным МВФ, все семь крупнейших экономик мира – США, Китай, Германия, Япония, Франция, Великобритания, Индия – выросли более чем на 1,5%. И впервые после финансового кризиса росли все 45 стран, которые отслеживает ОЭСР. МВФ повысил прогноз по росту ВВП до 3,9%в 2018 и 2019 гг., отметив «наиболее полномасштабное синхронное ускорение мирового роста с 2010 г.».

ВЭФ назвал главные угрозы для мировой экономики

В прошлом периоды такого синхронного роста длились несколько лет. Мировая экономика росла примерно на 4% в год в 1984-1989 гг. и в 2004-2007 гг. Если геополитическая ситуация не испортится, быстрый экономический подъем может продлиться по крайней мере еще пару лет, считает Джей Брайсон, экономист Wells Fargo Securities (цитата по The Wall Street Journal).

Но есть и серьезные отличия. В прошлом восстановление после рецессии было более активным, указывали эксперты ВЭФ в докладе о глобальных рисках. Несмотря на рост глобального ВВП и торговли прямые иностранные инвестиции (ПИИ) в 2017 г. рухнули на 16% – до $1,52 трлн с $1,81 трлн, сообщила Конференция ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД); еще в июне того года прогнозировался рост на 5%. Стоимость объявленных новых проектов упала на 32% до $571 млрд, минимума с 2003 г. Это негативный долгосрочный индикатор, говорится в докладе. В 2018 г. ЮНКТАД ждет роста ПИИ до $1,8 трлн.

Еще одно отличие: обычно экономика при улучшении ситуации становится более открытой, но в 2017 г., по данным Global Trade Alert, правительства ввели 642 протекционистские меры – почти вдвое больше, чем в 2010 г. При этом на США пришлось 143 меры, на 59% больше, чем в 2016 г. С экономической ситуацией разошлась и демократия: в 2017 г. в рейтинге «Свобода в мире», составляемом Freedom House, ухудшились позиции 71 страны и лишь у 35 – улучшились. Уровень свободы снижается с 2006 г., процесс особенно ускорился в последние годы.

Майкла Корбата, генерального директора Citigroup, беспокоит неоднозначность экономической ситуации, где в том числе неясно, как исчезновение легких денег от центробанков скажется и на экономике, и на рынках, а также отсутствие реакции последних на серьезные события вроде текущих проблем с бюджетом в США (с субботы по понедельник не работали многие госучреждения, так как конгресс не нашел для них финансирования), победы на выборах Дональда Трампа и голосования по Brexit. «Когда наступит новый спад (а он наступит), он, скорее всего, будет более резким, чем если бы по пути мы смогли выпустить немного пара», – сказал Корбат на сессии в Давосе.

Президент-акционист

Постоянные твиты президента Дональда Трампа о том, что фондовый рынок достиг очередных высот, могут подорвать готовность американских регуляторов бороться с перегибами и крайностями в финансовой системе, предупредил Фан Синхай, заместитель председателя Китайской комиссии по регулированию рынка ценных бумаг. Если надуется пузырь, регуляторы «могут действовать не так быстро», если президент своими заявлениями гонит рынок вверх, добавил Фан. Его опасения разделяет Кеннет Рогофф. «Будет ли он [Трамп] давить на регуляторов?» – задал он риторический вопрос.

Характерная для прошлых десятилетий связь между политической стабильностью и ростом экономики разорвалась, говорила Тина Фордхэм, главный глобальный политический аналитик Citi, на конференции в Лондоне в прошлом ноябре. Геополитические риски сильно выросли, но волатильность на рынках низкая, а экономика ускоряется. Политические лидеры не видят реакции рынков, которая заставила бы их волноваться, и поэтому не сильно озабочены тем, чтобы заняться снижением этих рисков, предупреждала Фордхэм.

Индекс акций развитых стран MSCI World вырос в прошлом году на 20,1%, а индекс развивающихся рынков MSCI Emerging Markets – на 34,3%. С начала этого года по закрытие понедельника они прибавили 5,6% и 6,9% соответственно. Американский S&P 500 и японский Nikkei 225 в 2017 г. прибавили более 19%, а в этом Nikkei достиг 26-летнего максимума. Индекс Dow Jones в этом месяце преодолел расстояние в 1000 пунктов – с 25 000 до 26 000 – всего за восемь торговых дней, что стало рекордом в его истории. Российский индекс Мосбиржи, который годом ранее потерял 5,5%, в январе подскочил на 9,4%

Читать еще:  На чем зарабатывает блоггер

Когда закончится кризис в России?

  • 24.11.2015 “> “> “>

Судя по заявлениям официальных лиц, кризис закончился уже давно. Чем хуже себя чувствует экономика России, тем чаще слышны их оптимистичные реляции о том, что мы нащупали дно, мощно оттолкнулись от него и, оставив позади рецессию, неудержимо рвёмся к нестерпимо светлому будущему.

Президент, министр финансов, министр экономического развития, глава ЦБ и множество чиновников рангом поменьше непрерывно пытаются убедить нас, что худшее уже позади и дела идут в гору. С начала 2015 года мы нащупывали дно уже больше 10 раз:

22.01.2015 — Министр экономического развития Алексей Улюкаев доложил, что Россия «нащупала дно рисков».

19.03.2015 — Пик кризиса пройден, наступил перелом — в таком ключе высказались министры экономики и финансов на съезде РСПП.

15.05.2015 — Экономика РФ больше не находится в «кризисном состоянии» заявил вице-премьер Игорь Шувалов.

21.05.2015 — Глава Сбербанка Герман Греф констатировал, что острая фаза кризиса в российской экономике уже пройдена.

19.06.2015 — Владимир Путин заявил, что России вопреки прогнозам удалось избежать глубокого кризиса в экономике.

27.07.2015 — По словам главы Минэкономразвития, теперь экономика будет корректироваться только в положительную сторону.

25.08.2015 — По словам Улюкаева, эта тенденция говорит о достижении «дна» экономического кризиса.

31.08.2015 — Экономическая рецессия в России, начавшаяся в ноябре 2014 г. похоже, закончилась, утверждает Андрей Илларионов.

03.11.2015 — Путин заявил о достижении точки равновесия в экономике.

19.11.2015 — Кризиса в экономике нет, заявил министр экономического развития Алексей Улюкаев.

23.11.2015 — Глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев объявил о завершении рецессии в России.

И месяца не проходит, чтобы мы не нащупали очередное дно, пробили его своей головой и провалились ещё глубже.

Ещё совсем недавно я писал, что для выхода из кризиса (не в воспалённом воображении кремлёвских экономистов и не в сводках Росстата, а в реальной экономике), нам необходимы как минимум 2 условия из трёх:

  • снятие санкций;
  • рост цен на нефть;
  • структурное оздоровление экономики.

Я жестоко ошибался, друзья. Этого недостаточно. Первое и главное условие прекращения нашего затянувшегося пике — вырвать рычаги управления экономикой из рук клоунов. Они не понимают, что происходит и окончательно утратили связь с объективной реальностью. Даже когда всё и так плохо, они каким-то образом ухитряются сделать ещё хуже.

Последний яркий пример этого — изощрённые издевательства над дальнобойщиками с введением системы «Платон». Для того, чтобы собрать дополнительные 40 миллиардов рублей в бюджет достаточно было поднять акцизы на дизтопливо примерно на 10 копеек — и всё! Один росчерк пера — и проблема решена. (Если, конечно, стране никак не обойтись без уже третьего по счёту транспортного налога).

Вместо этого они додумались разработать дорогую и сложную систему, которая толком не работает, ввести за отказ от её использования космические штрафы, хотя приборами контроля водителей обеспечить вовремя не смогли, и отдавать существенную часть собранных платежей «коммерческой компании», вместо того, чтобы направлять их прямиком в бюджет.

Плюнуть в лицо 9 миллионам водителей, вызвать срывы поставок, спровоцировать массовые протесты и всё это ради того, чтобы сынок-друга-Путина почувствовал себя не воришкой, а бизнесменом? Да они издеваются, ей-богу! Когда они просто крадут, нам это обходится в разы дешевле!

И это не единичный пример. Самосанкции, бюджет-2016, повышение налогов на малый бизнес, хромающее на обе ноги импортозамещение, игры с ключевой ставкой, публичное сжигание пармезана, антикризисная программа — почти всё, к чему они прикасаются, поражает своей иррациональностью.

Удивительно, но чтобы оздоровить нашу экономику, сейчас нам не нужны гениальные экономисты или опытные хозяйственники. Достаточно для начала избавиться от тех, что уже есть. Если поменять весь экономический блок правительства на один мешок гнилой картошки, то у последнего будет целых четыре неоспоримых преимущества:

  1. Мешок гнилой картошки не сможет воровать.
  2. Мешок гнилой картошки не будет нам врать с умным лицом.
  3. Мешок гнилой картошки не примет ни одного идиотского решения.
  4. Мешок гнилой картошки будет вонять на весь овальный зал Кремля, а не на всю страну.

Осознание этих простых истин и есть то самое твёрдое дно, от которого можно оттолкнуться. Поэтому ответ на вопрос «Когда закончится кризис в России?» звучит очень просто: когда 89% населения России осознают, что им годами вешали лапшу на уши и большинству из них это надоест.

Новый экономический кризис скоро наступит. Как к нему подготовиться?

Мир готовится к новому экономическому кризису, хотя США переживает один из самых долгих периодов экономического роста. Очередной кризис может наступить до 2021 года.

Кризис в первую очередь характеризуется спадом экономики. Часто его определяют два последовательных квартала отрицательного разрыва ВВП – разницы между фактическим и потенциальным валовым внутренним продуктом.

Согласно национальному бюро экономических исследований, экономический кризис, или рецессия – это “снижение экономической активности”. Это значит снижение доходов граждан, безработицу, снижение темпов производства и торговли.

В США период спада обычно вызван ужесточением денежно-кредитной политики, “вздутыми” ценами на активы и внешнеполитическими факторами.

Экономика США пережила десятки циклов роста и падения. Раньше кризисы случались гораздо чаще, чем сейчас, объясняет профессор Ричард Силла из Нью-Йоркского университета. С конца 20 века периоды роста стали более длительными.

Последняя рецессия после мирового экономического кризиса 2008 года началась в 2001 году и длилась восемь месяцев. Она прошла довольно гладко. До этого кризис в США произошел в 1990-1991 годах и также длился восемь месяцев. Сейчас рецессии происходят примерно раз в 10 лет.

Читать еще:  Федеральный закон о коллекторах

Примерно с 1980-х годов кризисы были не особо глубокими (за исключением рецессии 2008 года): экономические взлеты оказывались не такими высокими, а падения – не очень болезненными. Этот период называют “великой умеренностью”.

Часто приход экономического кризиса даже не ощущается. “Возможно, мы сейчас находимся посреди кризиса, но, конечно, мы узнаем об этом через шесть или девять месяцев”, – сказал Силла. В 2018 году Morgan Stanley предупредили, что США вступили в новую фазу роста вероятности рецессии.

Кризисы не случаются сами по себе. Должен произойти толчок, который сбивает экономику с курса. В случае с рецессией 2008 года им стал ипотечный крах, который вызвал банковский кризис и закрытие нескольких крупных банков.

Торговая война с Китаем негативно сказывается на мировой экономике. Фото: theguardian.com

В 2019 году этого толчка пока не произошло. Председатель Федеральной резервной системы Джером Пауэлл считает, что до конца года его не будет. Однако его беспокоит замедление роста экономики в важных регионах – Китае и Европе.

Большая проблема, которая открывает дверь новому мировому кризису – торговая война с Китаем, которая замедляет экономический рост и в США. Трамп обвинил Пекин в подрыве американской экономики. В качестве наказания он ввел пошлины на импортные китайские товары и пригрозил расширить охват, включив в нее игровые приставки, мобильные телефоны и ноутбуки.

Частичное закрытие правительства в начале 2019 года также оказало негативное влияние на экономику. Но пока этого недостаточно, чтобы привести Америку к новому кризису.

Вероятность кризиса в США на следующие 12 месяцев возросла с 25% до 40%.

На грядущий экономический спад также указывает кривая доходности. Она показывает связь между краткосрочными и долгосрочными процентными ставками. Как правило, долгосрочные процентные ставки выше, чем краткосрочные, потому что для инвесторов рискованнее одалживать деньги на более длительные периоды времени. Когда краткосрочные ставки становятся выше долгосрочных, это плохой знак. Так было перед каждым кризисом в США за последние 60 лет. Кривая доходности “перевернулась” в марте 2019 года. Это не признак неизбежности кризиса, но в любом случае показатель неутешительный.

Кроме того, о рецессии может сигнализировать спад на рынке недвижимости и внезапное падение фондового рынка в конце 2018 года.

Кризис может сильно ударить по миллениалам. Фото: theatlantic.com

Кризис особенно повлияет на миллениалов, у которых огромные долги за обучение. Кроме того, у них более низкие зарплаты. Они реже покупают жилье, больше тратят на его аренду, а также значительно меньше откладывают и инвестируют. Доля американцев в возрасте до 35 лет, которые владеют акциями, сократилась с 55% в 2001 году до 37% в 2018 году.

Как подготовиться к экономическому кризису

1. Воспользуйтесь рабочей страховкой, если она у вас есть. Спады означают внезапные увольнения. Выпишите необходимые медицинские препараты и пройдите нужные процедуры, если вы их откладывали.

2. Используйте другие “плюшки” компании. Если вам возмещают спортзал или обучение, воспользуйтесь этими преимуществами и отложите сэкономленное.

3. Проведите “стресс-тест” вашего инвестиционного портфеля. Пересмотрите свои акции: возможно, вам стоит инвестировать иначе. Если необходимо, переместите часть средств в облигации или дивиденды.

4. Пересмотрите свои активы, особенно недвижимость . Если вы давно хотели продать дом, лучше сделать это сейчас. Вы не только получите больше денег, но и легче найдете покупателя. В хорошие времена недвижимость легче продается.

5. Уменьшите процентные ставки. Если у вас большой баланс по кредитным картам с высокими процентными ставками, самое время перенести задолженность на карту с более низкой ставкой. Еще лучше погасить долг целиком.

6. Пересмотрите траты. Удостоверьтесь, что вы тратите деньги на нужные вещи. Например, избавьтесь от бессмысленных платных интернет-сервисов.

7. Отложите больше денег на черный день. Идеально, если у вас будет “заначка”, которая покрыла бы шесть месяцев вашего проживания в случае потери работы.

8. Обновите рабочие связи . Свяжитесь с бывшими коллегами, одногруппниками, коллегами. Так вам будет легче найти новую или дополнительную работу, если вас затронет кризис.

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно – многому нужно учиться почти с нуля, а рядом далеко не всегда есть те, кто поможет и поддержит.

“Рубик” очень хочет помочь людям переехать и преуспеть в США. Мы публикуем сотни материалов в месяц. Всегда подробную и проверенную информацию.

Мы общаемся с иммиграционными адвокатами и экспертами, чтобы они бесплатно отвечали на ваши вопросы и помогали не наделать дорогостоящих ошибок. Мы помогаем соотечественникам, оказавшимся в тяжелых обстоятельствах, и жертвам домашнего насилия. И мы создаем среду общения без агрессии и осуждения, модерируя для вас группы в фейсбуке.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат – зарплаты, хостинг, почта и так далее. Мы не хотим вводить платную подписку, чтобы не лишить нуждающихся людей доступа к информации.

Поэтому в некоторые месяцы нам очень сложно перекрыть расходы. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами (которые взамен денег всегда хотят влиять на редакцию). Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой и живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашем стремлении помочь иммигрантам, поддержав редакцию. Даже несколько долларов, которые вы бы потратили на кофе, помогут нам подготовить материал, который сохранит кому-то последние деньги и не позволит отдать их мошенникам.

Не брать кредитов и откладывать на будущее: ждать ли очередного экономического кризиса в 2020 году

Пережившие не один экономический кризис приморцы активно делятся друг с другом прогнозами очередного финансового конца света в 2020 году. В сообщениях неизвестных финансистов, которые распространяются в мессенджерах и соцсетях, граждан призывают продавать квартиры, брать кредиты и вкладываться в экспортера. Насколько оправданы такие прогнозы и как на самом деле надо готовиться к экономическому кризису, VL.ru узнал у экспертов.

Читать еще:  Кто поможет с деньгами

Кризис или замедление

Главный экономист «Эксперт РА» Антон Табах заметил, что кризисов бояться не надо, они все равно наступят. Последний из них был 11 лет назад. С учетом того как центробанки разных стран накачивают рынки деньгами, а инфляция не растет, скорее всего, будет не ужасный кризис, а всего лишь замедление мировой экономики. Россия как экспортно-зависимая страна, конечно, окажется наиболее уязвимой, но при плавающем курсе рубля и хороших резервах это будет менее заметно, чем в 1998 и 2008 годах.

Финансовый советник и директор ООО «Финион» Вячеслав Картамышев считает, что мировое сообщество впервые живет в таком экономическом моменте, который не имеет даже приблизительных аналогов в прошлом. «Сегодня невероятно большое количество политики в экономике, один лишь “твит” может определить ход торгов и стоимость активов целых экономик и отраслей. В такой ситуации делать какие-либо достоверные прогнозы нет никакой возможности, надо рассматривать спектр мнений. Но отрицать проблемы в мировой и российской экономике тоже нельзя. Скорее всего, произойдут небольшое торможение и спад производства».

Директор филиала «Брокерский дом “Открытие”» во Владивостоке Роман Манаенков согласен с этой точкой зрения: в мировой (а не только в российской) финансовой системе принято заливать кризисы ликвидностью. Даже если предположить, что зарубежные инвесторы будут выводить активы с российского рынка, то падение рынка может быть достаточно непродолжительным.

Уже заметна стагнация в секторе строительства, что объясняется слабостью динамики роста реальных доходов населения. Достаточно взглянуть на данные за август, когда инфляция замедлилась до 4,3%, но одновременно замедлился рост товарооборота до 0,8%, а вот рост кредитной нагрузки усилился. Значит, снизятся будущие располагаемые доходы населения. Впрочем, у правительства накопился излишек долговой нагрузки и финансовых резервов, чтобы в нужный момент осуществить стимулирующие меры. По сути, государственные финансы уже некоторое время живут в условиях цены на нефть около $40 за баррель, складывая излишки в Фонд национального благосостояния. Поэтому какой-то запас прочности у государственного бюджета есть.

Меньше кредитов, больше накоплений

Кризис – явление внезапное, он наступает после некоторого периода эйфории на рынке. В России сегодня никакой эйфории нет. «По макроэкономическим показателям наша страна – одно из самых подготовленных к кризису и рецессиям государств среди участников мировых взаимоотношений. Правда, за это приходится платить высокую цену: нулевой рост реального ВВП, падение реальных доходов населения из года в год, да и в принципе отсутствие видимости “света в конце тоннеля”», – высказывает мнение Вячеслав Картамышев.

Простым людям, по мнению финансового аналитика, в такое время ничего хорошего ждать не стоит, кроме очередной дырки в затягивающемся поясе, в котором и так уже не осталось заводских отверстий для пряжки. Стоит внимательно отнестись к своей долговой нагрузке и не брать новых кредитов. И лучше избегать рискованных предложений.

Антон Табах описывает алгоритм действий россиян в кризис вполне конкретно: «Простым людям надо следить за своими рабочими навыками и брать поменьше кредитов. Из хорошего – в следующем году ипотека почти гарантированно будет дешевле».

Роман Манаенков также считает, что необходимо следить за своей кредитной нагрузкой. Лучше, конечно, не иметь каких-либо задолженностей, а обладать накоплениями в различных валютах, а также финансовых инструментах. Кредиты в кризис могут стать источником личных банкротств, поскольку рынок труда в такие периоды сжимается, и будет весьма неприятно оказаться с долгом перед банком и без работы. Соответственно, если доходы позволяют, то следует немного откладывать на будущее, как это делает российское государство, чистый долг которого стал отрицательным этим летом.

Цены растут быстрее инфляции

На фоне негативных ожиданий у россиян нет доверия к цифрам официальной инфляции.

С точки зрения Антона Табаха, вопрос в конструкции портфеля, по которому считают инфляцию, для нас всех (и простых, и непростых людей) инфляция – это чек в супермаркете и на бензоколонке, счет за квартиру. «Здесь важна и психология – мы почти не замечаем падения цен (яйца в 2017 году, например), но очень сильно замечаем их рост. Падение или стабилизация цен на технику или сотовую связь тоже в расчет не берем, и это не только российский феномен», – замечает Антон Табах.

Роман Манаенков говорит, что Росстат показывает индекс роста цен по определенным позициям. А на уровне обычного гражданина восприятие инфляции идет лишь с точки зрения потребителя. Например, в Китае инфляция в августе была ниже 3%, а вот продовольственная превысила 10%. Схожая ситуация наблюдается и в России. На потребительском уровне многие воспринимают инфляцию в качестве цен на товары ежедневного потребления, но складывается она из гораздо более широкого перечня товаров и услуг.

В период кризисных явлений можно ожидать ускорения роста цен на фоне нестабильного рубля. Однако в последнее время Россия существенно снизила свою зависимость от импорта. Соответственно, ценовая политика внутренних производителей будет определяться доступностью денег у населения, а это в большей степени повод для того, чтобы в кризис цены не росли или делали это умеренными темпами.

По мнению Вячеслава Картамышева, реальная инфляция действительно находится на уровне 10% по основной потребительской корзине. Об этом говорят независимые замеры цен на одни и те же товары в одних и тех же магазинах на протяжении многих лет.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector